/Легенды о цветах. Ирис/
А вы слышали мифы о возникновении прекрасного цветка нарцисса, которому посвящена картина замечательного британского художника Соломона Джозефа Соломона «Нарцисс и Эхо» (1895)?

Джозеф Соломон (1860-1927). Нарцисс и Эхо. 1895. Холст, масло

Наблюдательный зритель наверняка задался вопросом: а где же на этом полотне сами нарциссы? Ведь мы видим только лиловые ирисы… Все очень просто – юноша Нарцисс на картине еще жив, а цветок, названный его именем, появится только через несколько мгновений после его гибели.
Однако ирисы в этом произведении цветут не случайно. Джозеф Соломон работал на рубеже XIX–XX веков, а именно в это время, когда во всей Европе царил изысканный стиль модерн, художники любили изображать эти цветки, особенно того самого глубокого фиолетового или сиреневого оттенка, который мы видим на картине «Нарцисс и Эхо».
Сложное цветовое сочетание лилового и зеленого чрезвычайно нравилось художникам модерна, и мы часто можем встретить его и в живописи, и в ювелирных эмалях, и в росписях изделий из фарфора и многослойного стекла, и в предметах одежды.
Но поговорим об ирисах. В культуре они известны свыше 2 000 лет. В Россию, Испанию, Францию, Англию и другие европейские страны цветок был завезен из Египта. Трепетные и величественные ирисы почитались не только за красоту, но и за аромат корня, вытяжки из которого и в наши дни применяются при изготовлении высококачественных духов, ликеров, вин и кондитерских изделий.
Издавна с ирисами связаны народные сказания, мифы и легенды. Русские поморы рассказывают о том, что эти цветы проросли из слез рыбачки, оплакивающей свои частые разлуки с мужем, и в шторм именно они указали рыбаку путь в родную гавань.
В христианской символике синий ирис считался напоминанием о Небесном Царстве и отпущении грехов, а также был знаком Богородицы и непорочного зачатия. Так как листья ириса похожи на мечи, этот цветок также символизировал «семь мечей», пронзивших сердце девы Марии и означающих ее скорбь при виде страданий Сына.
Древние греки называли богиню радуги Иридой, а потому и цветок, схожий с ней по многообразию окраски, получил такое название (греч. Iris – радуга). Недаром поэты древности считали его осколками упавшей на землю радуги.
Название этого цветка имеет отношение и к созданию произведений искусства из стекла. Иризация – декорирование поверхности изделий тонкой радужной пленкой с перламутровым блеском.Такое покрытие достигается воздействием на стекло паров ряда химических соединений при высокой температуре. Но подобный эффект мы можем наблюдать и при естественном разложении стеклянных предметов под действием атмосферных реагентов, если они воздействуют продолжительное время. Так, это явление наблюдается на стеклах, найденных в результате археологических раскопок, так как они столетиями подвергались действию влаги и других кислотосодержащих веществ почвы.

Поднос. Германия. Нюрнберг. 1900-е

Окуривание подогретого до степени размягчения стекла парами солей олова, висмута, бария, стронция или титана, которые образуют на стенках сосуда тонкую пленку из оксидов этих металлов, напоминающую игру цвета на мыльных пузырях или разводы бензина на поверхности воды, – это искусственная иризация, изобретенная художниками-стеклоделами эпохи модерна. Во время химической реакции соли металлов превращаются в пар, и на поверхности стекла происходит осаждение твердого вещества. При этом соли разлагаются с образованием тонкой пленки оксида соответствующего металла, которая плотно сцепляется со стеклом, не смывается водой и не стирается.

Ваза. 1890–1910-е. Европа (?) США (?). Стекло гиалитовое, пресс, иризация («карнавальное стекло»)

/Михаил Ларионов. Новые открытия/

Наша озорная «Цирковая танцовщица» и роскошный «Павлин» покоряют сердца не только омских зрителей, эти работы в свое время выставлялись в Третьяковской галерее на масштабной ретроспективной выставке «Михаил Ларионов».

Ларионов М. Ф. Павлин. 1907. Холст, масло

Параллельно с московской выставкой, в нашем музее происходили свои открытия: наши сотрудники реставрационного отдела совместно со специалистами из Научно-исследовательской лаборатории Московского музея современного искусства изучают произведения живописи с применением рентгена, инфракрасного сканирования, различных видов фотографии, физико-химического анализа.

Ларионов Михаил Федорович. Цирковая танцовщица. 1911. Холст, масло

Эти методы помогают обнаружить места утрат и реставрации прежних лет, выявить более поздние дорисовки, скрытую под слоем краски живопись. Так раскрывается замысел художника и история самого полотна.

Картина в инфракрасном диапазоне излучения

И вот в процессе обработки полученных летом снимков «Цирковой танцовщицы» Михаила Ларионова, сделанных в инфракрасном диапазоне излучения, среди хаотичных красочных мазков за левой ногой девушки отчетливо просматривается изображение сидящей на задних лапах и внимательно смотрящей на нас собаки.

Обнаруженный фрагмент с изображением собаки

Однако художник, видимо, посчитал, что композиция полотна будет перегружена и «спрятал» ее. Но даже сейчас, как следует приглядевшись к цветной репродукции, мы видим, что свисающие уши у нее темные, грудь и лапы светлые, а нос черный.

На фоне искрометного танца рядом с сосредоточенной артисткой, четвероногий друг остается спокойным, сдержанным, невозмутимым.

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!